О свободе христианина

Трактат о добрых делах. Таким образом, первое дело этой Заповеди состоит в том, чтобы восхвалять Бога за все Его неисчислимые благодеяния, так что подобные хвала и благодарения по праву не должны прекращаться или заканчиваться. Ибо кто может в совершенстве восхвалить Его за дар природной жизни, не говоря уже обо всех земных и вечных благословениях? И потому уже одна эта часть Заповеди переполняет человека благими и драгоценными делами; если человек делает их с истинной верой, его жизнь действительно не потрачена впустую. И в этом вопросе никто не грешит так сильно, как самые блистательные святые, которые довольны собой и любят восхвалять себя или слышать, как их восхваляют, превозносят и прославляют перед людьми. Следовательно, второе дело этой Заповеди состоит в том, чтобы остерегаться и избегать всех земных почестей и восхвалений, а также не стремиться заработать себе имя, или славу, или репутацию, так чтобы все пели и говорили о тебе; это крайне опасный грех, в который люди, увы, чаще всего впадают, и который они, увы, считают наименее серьезным. Каждый, каким бы малым он ни был, хочет быть значительным и не оказаться последним — так глубоко человеческая природа погрязла в грехе самомнения и самоуверенности вопреки первым двум Заповедям. Мир считает этот ужасный порок величайшей добродетелью, и потому для тех, кто не понимает Заповедей Божьих и сказанного в Священных Писаниях, крайне опасно читать языческие книги и слушать языческие рассказы. Ибо все языческие книги насквозь пропитаны этим ядом стремления к восхвалениям и почестям; эти книги с помощью слепого рассудка внушают людям, что тот, кого не волнуют восхваления и почести, не может быть влиятельным и достойным человеком; тот же, кто отказывается от тела и жизни, от друзей, имущества и всего на свете, стремясь заслужить славу и почести, считается лучшим человеком.

Позиция Мартина Лютера по вопросу свободы воли человека

Антропология Лютера и его доктрина греха Лютер радовался тому , что он дитя Божие. Он был очень высокого мнения о человеке, как о любимом творение Божьем, как о соправителе сотворенного мира, облеченном важными обязанностями и ответственностью. Часто думают, что Лютер был не особенно высокого мнения о человеке.

В большинстве случаев страх вредит, парализует, но бывает также и полезный Мартин Лютер Кинг ( — ), самый известный.

В то же время мы должны любить Бога, а в любви нет страха 1Иоан. Но как могут совмещаться в одном сердце и любовь, и страх? Что такое страх Божий? Существует такое мнение, что страх Божий нужен только в начале христианского пути, так как он является началом мудрости. Человек сначала боится Бога, потом обращается к Нему и начинает любить, а любовь изгоняет страх, и он живет в любви, а не в страхе. Сделав грех, Адам спрятался от Бога и, когда Он заговорил с ним, сказал:

Они настоящие лжецы и ищейки, которые своими ложными толкованиями от начала и до сегодняшнего дня не только постоянно искажают и фальсифицируют все Писание. Их самые пылкие сердечные воздыхания, и чаяния, и надежды устремлены к тому дню, когда они смогут расправиться с нами, язычниками, так же как они поступили с язычниками в Персии во времена Есфири. О, как любят они книгу Есфири, которая так хорошо гармонирует с их кровожадными, мстительными, смертоносными чаяниями и надеждами.

Здесь мы видим учение Лютера о двух сферах действия Бога – область веры на восприятии Бога как внешней угрозы – на страхе Божьего гнева.

Мартин Лютер О евреях и их лжи …Что же нам, христианам, делать с этим отверженным и проклятым народом, евреями? Поскольку они живут среди нас, мы не смеем терпеть их поведение теперь, когда мы осознаем их ложь, и ругань, и богохульство. Если мы будем терпеть их, то станем соучастниками в их лжи, поношении и богохульстве. Таким образом, мы не можем уничтожить неугасимый огонь Божьего гнева, о котором говорят пророки, но и обратить евреев мы также не можем.

С молитвой и страхом Божьим мы должны в разумных пределах проявлять снисхождение, дабы увидеть, можем ли мы спасти из яркого пламени хотя бы некоторых. Мы не смеем мстить за себя. Отмщение в тысячу раз больше, чем мы можем пожелать им, уже наполнило их по горло. Я предлагаю вам мой искренний совет: Прежде всего, их синагоги или школы следует сжечь, а то, что не сгорит, нужно закопать и покрыть грязью, чтобы никто и никогда не смог увидеть ни камня, ни оставшейся от них золы.

И это следует делать в честь нашего Господа и христианства для того, чтобы Бог мог увидеть, что мы христиане, и что мы не миримся и сознательно не терпим подобную публичную ложь, поношение и богохульные слова на его Сына и на его христиан. Ибо все, что мы бессознательно терпели в прошлом, и я лично не понимал этого, будет прощено Богом. Но если нам теперь, когда мы знаем, пришлось бы защищать и покрывать такой дом евреев, существующий прямо под нашим носом, где они лгут, произносят богохульства, проклинают, чернят и поносят Христа и нас как было сказано выше , то это было бы то же самое, как если бы мы сами делали все это, и даже хуже, как мы хорошо знаем.

Во-вторых, я советую сровнять с землей и разрушить их дома. Ибо в них они преследуют те же цели, что и в синагогах.

Мартин Лютер: путь к Реформации

То, что я с некоторым опозданием отвечаю на твою Диатрибу о свободной воле, досточтимый Эразм, произошло против всеобщего ожидания, а также против моего обыкновения, потому что, казалось, я не только охотно ловил подобного рода поводы для ответа, но, более того, искал их. Некоторых, вероятно, даже удивит, откуда взялись эти невиданные и непривычные то ли терпение, то ли робость Лютера, которого не подстрекают ни раздающиеся отовсюду голоса, ни письма противников, поздравляющих Эразма с победой и поющих ему пэан.

Может быть, этот Маккавей, человек упорнейшим образом стоящий на своем, встретил, наконец, достойного врага, против которого он не смеет и рта раскрыть? И я не только не обвиняю их, но сам уступаю тебе пальму первенства, которую до сих пор никому не уступал не только из-за того, что ты далеко превосходишь меня красноречием и умом — в этом мы все тебе уступаем, а тем более я, варвар, всегда живший в варварстве,— но из-за того, что ты успокоил меня и сдержал мой порыв еще до начала битвы.

Он призывал воспитывать детей в страхе Божьем с первых лет жизни, компоненты Священного Писания, что и Лютер (Декалог, Символ веры, Отче .

Мартин Лютер - О рабстве воли Однако посмотрим и на Павла, который берет это место из Книги Моисея в Послании к римлянам, глава девятая[]. Как жалко терзается здесь Диатриба, чтобы не утратить свободную волю, вертится во все стороны! То она говорит, что существует необходимость абсолютная, а не обусловленная, то говорит, что есть воля определенная, или воля, данная нам в явлении, и ей можно сопротивляться, а есть воля благоугодная, которой нельзя сопротивляться.

То она полагает, что места из Павла не противоречивы и не говорят о спасении человека, то предвидение Божье существует по необходимости, то необходимости нет, то благодать предшествует воле, делает, что хочет, сопровождает идущего, дает счастливый исход, то все совершает первая причина, то, пребывая в покое, она действует при помощи причин вторичных. Такой вот и сходной игрой слов Диатриба ничего не достигает, а только отнимает время, уводит дело с глаз долой и тянет его куда-то прочь.

Она считает нас такими тупыми и слабоумными или же считает, что мы столь же мало преданы делу, сколь мало она сама ему предана. Так, во всяком случае, нисколько не перенося лучей или даже молний наияснейших слов, Диатриба изображает, будто она по видит, в чем дело, и старается при этом убедить пас, чтобы и мы, закрыв глаза, тоже ничего не увидали.

Но это все - признаки духа побежденного, дерзко противостоящего непобедимой истине. Домысел этот об абсолютной необходимости и необходимости обусловленной выше уже был опровергнут. Пусть Диатриба придумывает, перепридумывает, вышучивает, перевышучивает сколько ей угодно.

Лекции Лютера о книге Бытия

Их самые пылкие сердечные воздыхания, и чаяния, и надежды устремлены к тому дню, когда они смогут расправиться с нами, язычниками, так же как они поступили с язычниками в Персии во времена Есфири. О, как любят они книгу Есфири, которая так хорошо гармонирует с их кровожадными, мстительными, смертоносными чаяниями и надеждами. Солнце никогда не светило над более кровожадным и мстительным народом, чем этот, вообразивший себя Божьим народом, которому было заповедано убивать и поражать язычников.

В действительности, самое главное, чего они ждут от своего Мессии, — это то, что он сразит и убьет весь мир своим мечом.

Лютера преследовал страх насильственной смерти. призвать силу Божью совершить великое чудо Евхаристии (превращение хлеба.

Константин Матаков Администратор Формирование доктрины оправдания у Лютера. Константин Матаков Странствуя по страницам Послания к Римлянам, Лютер касается и темы страданий верующих: Жалующиеся и проявляющие нетерпение при страданиях из-за совершения добрых дел, показывают, что их добрые дела исходят не от Бога, но совершаются на основании человеческой праведности — той праведности, в которой человек совершает благое ради себя самого, ища признания и славы за это, избегая и не желая подвергаться нападкам..

Если бы современные протестанты да и не только они помнили эти слова вождя реформации. Но, увы, - они пытаются представить христианство как религию без страданий и мучений. И здесь они вступают в противоречие не только с православием, но и с мыслью самого основателя протестантизма. Он, как видим, разделяет традиционную церковную точку зрения на страдания: Поэтому страдания Православной Церкви только подтверждают ее ортодоксальность..

Западный же христианин в массе своей сегодня вообще не готов хоть сколько-нибудь пострадать: Многочисленные протестантские миссионеры устроили бы грандиозный скандал в отеле, где условия были бы недостаточно комфортными для них. А это означает, что они обличаемы из сердца реформации: Лютер полагал, что люди, неспособные переносить страдания, делают добрые дела из тщеславия и гордыни.

Мартин Лютер (О евреях и их лжи (1543))

Дискуссии о Декалоге в протестантской мысли в. Сборник научных трудов к летию академика РАН А. Гусейнова На Западе на протяжении всего средневековья обобщенные в ветхозаветном десятословии нормы занимали значимое место в системе христианской морали. Десять заповедей были важной составляющей катехизации верующих:

Мартин Лютер родился в году и вырос в небольшом времена в школе знания вколачивали в ребят с помощью страха перед наказанием. . я был в глазах Божьих грешником, которого судила совесть, и не.

Лекции Лютера о книге Бытия Опубликовано 15 июня, - До сих пор мы говорили в основном о Лютере раннем, а теперь самое время поговорить о Лютере позднем, периода гг. Сразу видишь, что у доктора Мартина прибавилось грубости в языке. Лютер и в молодости бывал порой несдержан, а в период яростной борьбы с папством он показал себя во всей красе. Здесь его грубость касается не только критики католичества, но и других вопросов.

Разумеется, автор оговаривается, но все же использует данное сравнение. Понятное дело, доктор Мартин — человек, что называется из народа. Критикуемым папистам, наверно, не пришло бы в голову сравнивать небеса с мочевым пузырем свиньи.. Зато понятно, что чувствовал Эразм Роттердамский, переписываясь с Лютером и читая его произведения: В толковании на первую главу книги Бытия Лютер касается проблемы достоверности астрологии: Если бы кто-то поддерживал их менее настойчиво, лично я бы не стал сильно возражать.

Гениям следует прощать их увлечения! Поэтому, если отбросить всякие суеверия, меня не сильно заденет, если кто-то станет упражняться в проницательности, забавляясь этими предсказаниями. Однако никто никогда не убедит меня в том, что астрологию следует при-числять к наукам.

Недельная порция Лютера

Способность к целомудрию реформатор считал возможным, но редким дарованием. Но лишь такие радующиеся девственники и угодны богу: Утесненное тело мстит разрушительными взрывами страстей. Реформатор подозревал, что в течение многих веков целибат соблюдался лишь единицами, большинство же священников — именно из-за мечтательной суровости этого обета — опускалось до распутств, которых никогда не позволил бы себе мирянин.

Основой образовательного процесса Лютер считал воспитание, . частями одной плоти, и воспитывать детей в страхе Божьем [xx];.

Они делают это потому, что никогда не испытывали ее и не понимают той великой силы, которая заключается в вере. Не может хорошо написать о вере, или же понять то, что уже было о ней написано, тот, кто в то или иное время не испытывал мужества, которое вера дает человеку, сталкивающемуся с бедствиями и притеснениями. Тот же, кто вкусил хотя бы ничтожное количество веры, никогда не сможет написать, высказать, обдумать или наслушаться достаточно о ней. Что касается меня, то, хотя я имею и не так много веры, чтобы хвастаться этим, и осознаю, насколько скуден мой запас веры , тем не менее, я надеюсь, что достиг некоторой веры, хотя и был подвергнут разным великим искушениям; и я надеюсь, что я могу обсудить это, если и не более изящно, то, несомненно, более точно и по существу, чем это уже сделали упомянутые прямодушные писатели и хитроумные спорщики.

Христианин является совершенно свободным господином всего сущего, и не подвластен никому; Христианин является покорнейшим слугой всего сущего, и подвластен всем. Кажется, что два этих тезиса противоречат друг другу. Однако, если обосновать их соответствующим образом, то вместе они могли бы прекрасно служить нашей цели. Любовь, по самой своей природе, готова служить и быть подвластной тому, кто любим. Давайте вначале, однако, рассмотрим нечто более отдаленное от нашей темы, но более очевидное.

Соответственно своей духовной сущности, на которую люди ссылаются как на душу, он называется духовным, внутренним, или новым обновленным человеком.

Мартин Лютер - О рабстве воли

Происходит так потому, что сами они ее не переживали и не испытывали великой силы веры. Одни представляют его извергом, разрушившим единство церкви,"диким кабаном", растоптавшим Божью ниву, монахом-вероотступником, посвятившим жизнь разрушению самих основ монашества. В глазах других он выглядит настоящим героем, благодаря которому восстановилась проповедь истинного Евангелия, поборником библейской истины, реформатором разложившейся и отступнической церкви.

Но в последние годы среди христиан различных вероисповеданий наблюдается все большее единство во взглядах по этому вопросу. Изучение жизни и деятельности Лютера с большей объективностью побудило и католиков, и протестантов пересмотреть свои позиции, отстаивая которые они в пылу полемики не принимали в расчет исторических исследований.

Мартин Лютер ( гг.) искусств", к году испытывает столь сильный приступ"страха Божьего", что решает посвятить себя.

То, что я с некоторым опозданием[] отвечаю на твою Диатрибу о свободной воле, досточтимый Эразм, произошло против всеобщего ожидания, а также против моего обыкновения, потому что, казалось, я не только охотно ловил подобного рода поводы для ответа, но, более того, искал их. Некоторых, вероятно, даже удивит, откуда взялись эти невиданные и непривычные то ли терпение, то ли робость Лютера, которого не подстрекают ни раздающиеся отовсюду голоса, ни письма противников, поздравляющих Эразма с победой и поющих ему пэан[].

Может быть, этот Маккавей[], человек упорнейшим образом стоящий на своем, встретил, наконец, достойного врага, против которого он не смеет и рта раскрыть? И я но только не обвиняю их, но сам уступаю тебе пальму первенства, которую до сих пор никому не уступал не только из-за того, что ты далеко превосходишь меня красноречием и умом — в этом мы все тебе уступаем, а тем более я, варвар, всегда живший в варварстве,— но из-за того, что ты успокоил меня и сдержал мой порыв еще до начала битвы.

И произошло это по двум причинам. Во-первых, конечно, из-за твоей удивительной и неизменной жаннности, с которой ты противостоял мне, дабы я но мог восстать против тебя. В сравнении с ней твоя книжечка показалась мне столь ничтожной и малоценной, что я очень пожалел тебя за то, как ты испакостил всей этой грязью свою прекрасную и искусную речь; меня бы раздосадовал никчемнейший предмет, изложение которого требует столь изощренного красноречия,— будто мусор и навоз ты несешь в золотых и серебряных сосудах.

Видно, ты и сам это изрядно почувствовал, раз тебе было так трудно взяться за это и написать, ибо, хотя совесть и побудила тебя испытать всю силу красноречия, от меня, однако же, ты не скроешь, что это за отбросы; откинувший словесные увертки, не умудренный в красноречии, благодатью Божьей я умудрен в знании дела[]. Поэтому вместе с апостолом Павлом я беру на себя смелость себе приписать знание, а тебе с уверенностью в нем отказать.

За тобой я признал бы красноречие и талант, а себе — по долгу и по доброй воле — как раз отказал бы в них.

Богословие Лютера

Борьба, которую Лютер вел на протяжении всей своей жизни, была не борьбой с"плотью и кровью", а борьбой с князьями и власть имущими, с господами мира, властвующими во тьме мира сего, и с их главой — старым, злым врагом — [дьяволом]. За всяким протестом людей против установлений Божьих стоит он — [дьявол]. При помощи хитрости и насилия он подчиняет своей власти доверчивых, глупых, слабых; посредством хитроумных атак он захватывает Божьи бастионы в мире; для этой цели он постоянно переоблачается, меняет формы, образы, маски, свою личину.

Чем старше становился Лютер, чем прозорливее, тем лучше различал он маски своего врага, тем настоятельнее представлялась ему борьба с ним. В феврале г.

«Бог действует, — писал Лютер, — наша теология и святой Августин и богоугодно, если только оно совершается в страхе Божием. Гуманисты охотно.

Им стал летний сын рудокопа и дипломированный"магистр свободных искусств" Мартин Лютер. Пожалуй, ни один католический монах не достиг такой известности, как он. Правда, с поправкой — слава эта, с точки зрения Рима, была исключительно геростратовой. Молнии блистали, непрестанно гремел гром — и исполненный смертельным страхом Лютер в отчаянии прошептал: Генрих — религиозный перебежчик Потом в жизни новоиспеченного"августинианца" было многое.

Преподавание богословия в разных учебных заведениях — и обретение степени доктора теологии. Поездка в Рим, с его, мягко говоря, вольными нравами, царящими и в среде церковной элиты. Но главным было, без иронии,"монашеское делание" — с целью достичь спасения души и блаженной Вечности. А вот это-то как раз у Лютера не очень-то получалось.

О страхе Божьем Дерек Принс

Жизнь без страха не только возможна, а совершенно реальна! Узнай как это сделать, кликни здесь!